• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Российско-турецко-сирийский семинар в Санкт-Петербурге

21-22 января в Санкт-Петербурге прошел международный семинар «The Syrian and Middle East Regional Order: Russian, Syrian and Turkish Perspectives» с участием российских, турецких и сирийских специалистов по Ближнему Востоку. Мероприятие было организовано Лабораторией мониторинга рисков социально-политической дестабилизации ВШЭ, Центром азиатских и африканских исследований ВШЭ в Санкт-Петербурге, Департаментом востоковедения и африканистики ВШЭ в Санкт-Петербурге совместно с двумя ведущими ближневосточными исследовательскими центрами — OMRAN Center for Strategic Studies (Стамбул) и Center for Middle Eastern Strategic Studies (ORSAM) (Анкара). Это вторая встреча экспертов из трех стран в подобном формате, после прошлогодней встречи в Стамбуле. 

Одной из ключевых тем дискуссии стал такой элемент кризисных явлений на территории Сирии как местные советы (The Local Councils), являющиеся модернизированной формой местных координационных комитетов как первичных гражданских оппозиционных структур, возникших в ходе гражданского конфликта. На местные административные советы, которые, не являясь изначально политическими структурами, тем не менее, несут в себе политический потенциал, возлагаются значительные надежды в вопросах преодоления кризисных проявлений в Сирии: так, именно они являются суммирующим компонентом работы по таким направлениям как сохранение государственных институтов, борьба с терроризмом и внедрение стабилизационных программ. По мнению выступающих, местные административные советы могут способствовать восстановлению порядка и стабильности посредством поддержки институтов гражданского общества, взаимодействия с негосударственными организациями и достижения национальных и субнациональных договоренностей.

Что касается безопасности в регионе, был представлен обзор сирийских служб безопасности, их задач, структуры, а также зависимости от действующего режима. Правонарушения со стороны служб безопасности представители центров OMRAN и ORSAN рассматривают как систематические и укоренившиеся в культуре и практике. При этом выделяются несколько уровней подобных правонарушений: социальный, экономический и политический. В рамках каждого из них существует целый ряд факторов, усугубляющих ситуацию – в частности, отсутствие единого плана функционирования сил безопасности во всех сферах, включая планирование бюджета и установление диалога с гражданским сектором; легализация репрессий; намеренное отсутствие координации между различными агентствами; превышение своих полномочий и распространение коррупции.

Роль местных советов становится еще более очевидной, если взглянуть на сегодняшнюю карту Сирии. В этом случае легко можно заметить, что она усеяна внушительным количеством различных анклавов, которые располагаясь, скажем, на территории занятой правительственным войсками продолжают контролироваться местными советами, проявившими высокую степень устойчивости на протяжении всех шести лет конфликта. И необходимость их интеграции в политичесий процесс постконфликтой Сирии является одним из наиболее сложных в настоящее время. Что делает все более актуальным ливанский сценарий разрешения конфликта применительно к Сирии.

Опыт Ливана также стал одним из примеров в ходе обсуждения моделей выхода из социально-политической нестабильности. Так, пост-кризисное развитие этой страны пошло по пути формирования консоциативной демократии, подразумевающей, в терминах Аренда Лейпхарта, конституциональное и нормативное оформление политического консенсуса в многосоставных обществах.

Помимо ливанского сценария проводились сравнения и с другими моделями пост-кризисного развития – в частности, алжирской. Алжирским властям удалось расколоть радикалов и в значительной степени перевести борьбу в парламентские рамки. Более того, предоставив исламистам ряд привлекательных постов в правительстве, правящий режим их скомпрометировал. Сирийский же режим отказывался считать вооруженные группировки, особенно выступающие под религиозными лозунгами, оппозицией, и не желал обсуждать с ними вопросы мирного урегулирования. Например, это касалось одной из важных сторон конфликта – «Братьев-мусульман».

Была также проанализирована и перспектива разоружения, демобилизации и реинтеграции вооруженных групп в Сирии на примере опыта Чечни и правосудия переходного периода. Так, было отмечено, что процессы реинтеграции в Чечне стали возможными благодаря тому, что бывшие комбатанты и оппозиционные лидеры заняли ключевые позиции в политических и правоохранительных структурах, была достигнута лояльность по отношению к руководству в обмен на социальные блага, был сформирован новый общественный договор, основанный на покупаемой лояльности и доверии. И, конечно, одну из ключевых ролей в этом случае сыграло то, что Москва финансирует более 90% бюджета республики. Что касается Сирии, то в этом случае процессы разоружения, демобилизации и реинтеграции могут столкнуться с определенными трудностями, связанными с наличием значительного числа неоднородных группировок, отсутствием четкого понимания того, какой орган будет осуществлять эту программу, а также с вопросом включения признанных террористическими групп в указанные процессы.

Еще одним важным аспектом, вокруг которого строилась работа семинара, было обсуждение национальных меньшинств в странах с устойчивой государственностью, а также в несостоявшихся государствах, в качестве несущей конструкции демократических идей рассматривались небольшие социокультурные группы, или меньшинства, определяемые в качестве таковых не по количеству членов той или иной группы, а по критерию их отличия от «нормы» (независимо от того, как именно трактуется это понятие). Если страна переживает крах политического режима, успешная работа, направленная на объединение меньшинств, может стать инструментом выхода из кризиса, и, напротив, консолидация социо-культурных групп на основе оппозиционных идей может привести к смене режима. В русле подобных рассуждений применительно к Сирии было установлено, что объединенный фронт западных стран и России может возникнуть именно на основе идеи защиты меньшинств (христиан и других религиозных и этнических групп) на Ближнем Востоке в целом, при условии оказания им международной поддержки. Была также отмечена потенциальная результативность постановки вопроса о судьбе христиан всеми участниками конфликта в Сирии на нынешнем этапе, так как именно эта повестка дня способна объединить участников конфликта. Судьба христиан и других меньшинств, этнических и религиозных, на Ближнем Востоке должна стать предметом обсуждения и соглашения между враждующими исламскими сторонами, что позволит создать прецедент и перейти к решению коллизий уже внутри исламского сообщества.

Одним из результирующих заключений дискуссии стало положение о том, что в любом случае достижение договоренностей подразумевает заметное изменение власти в Сирии и ее разделение между разными национальными, религиозными и политическими группами. Именно такой подход может спасти страну от разделения и дальнейшего конфликта. Любая попытка давления на одну из сторон может моментально вызвать реанимацию старых проблем и возвращение противостояния. Участники дискуссии также отметили, что универсальной формулы решения конфликта в Сирии нет, и в каждой из провинций необходимо учитывать все местные национальные и религиозные особенности. В противном случае координационные механизмы не будут работать.