• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
Образовательные программы
Бакалаврская программа

Востоковедение

5 лет
Очная форма обучения
25/70/4
25 бюджетных мест
70 платных мест
4 платных места для иностранцев
RUS
Обучение ведётся на русском языке
Бакалаврская программа

История

4 года
Очная форма обучения
35/30
35 бюджетных мест
30 платных мест
RUS
Обучение ведётся на русском языке
Бакалаврская программа

Политология и мировая политика

4 года
Очная форма обучения
40/50/10
40 бюджетных мест
50 платных мест
10 платных мест для иностранцев
RUS/ENG
Обучение ведётся на русском и английском языках
Бакалаврская программа

Социология и социальная информатика

4 года
Очная форма обучения
50/40/5
50 бюджетных мест
40 платных мест
5 платных мест для иностранцев
RUS/ENG
Обучение ведётся на русском и английском языках
Бакалаврская программа

Управление и аналитика в государственном секторе

4 года
Очная форма обучения
35/30/4
35 бюджетных мест
30 платных мест
4 платных места для иностранцев
RUS/ENG
Обучение ведётся на русском и английском языках
Бакалаврская программа

Филология

4 года
Очная форма обучения
28/60/3
28 бюджетных мест
60 платных мест
3 платных места для иностранцев
RUS
Обучение ведётся на русском языке
Магистерская программа

Бизнес и политика в современной Азии

2 года
Очная форма обучения
20/10/5
20 бюджетных мест
10 платных мест
5 платных мест для иностранцев
RUS/ENG
Обучение ведётся на русском и английском языках
Магистерская программа

Городское развитие и управление

2 года
Очная форма обучения
20/10/1
20 бюджетных мест
10 платных мест
1 платное место для иностранцев
RUS/ENG
Обучение ведётся на русском и английском языках
Магистерская программа

Прикладная и междисциплинарная история

2 года
Очная форма обучения
15/10/5
15 бюджетных мест
10 платных мест
5 платных мест для иностранцев
ENG
Обучение ведётся на английском языке
Магистерская программа

Современный социальный анализ

2 года
Очная форма обучения
25/5/2
25 бюджетных мест
5 платных мест
2 платных места для иностранцев
RUS
Обучение ведётся на русском языке
Магистерская программа

Сравнительная политика Евразии

2 года
Очная форма обучения
25/10/10
25 бюджетных мест
10 платных мест
10 платных мест для иностранцев
ENG
Обучение ведётся на английском языке
Магистерская программа

Управление образованием

2,5 года
Очно-заочная форма обучения
22/5/1
22 бюджетных мест
5 платных мест
1 платное место для иностранцев
RUS
Обучение ведётся на русском языке
Книга
Digital Transformation and Global Society. Second International Conference, DTGS 2017, St. Petersburg, Russia, June 21–23, 2017, Revised Selected Papers

Под науч. редакцией: Alexandrov Daniel A., A. V. Boukhanovsky, A. V. Chugunov et al.

Cham: Springer International Publishing, 2017.

Глава в книге
Наррация в символической политике: Уровни и диахрония

Тульчинский Г. Л.

В кн.: Символическая политика: Сб. науч. тр.. Вып. 4: Социальное конструирование пространства. М.: ИНИОН РАН, 2017. С. 65-83.

Препринт
Social Trust and Media Consumption in Democratic and Non-Democratic Societies

Vólchenko O., Shirokanova A.

Sociology. SOC. Высшая школа экономики, 2017. No. 76.

ЛССИ: экономика и культура

10-15 ноября в Санкт-Петербурге прошла IV международная конференция «Культурные и экономические изменения в сравнительной перспективе», организованная Лабораторией сравнительных социальных исследований Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики».

Традиционно конференция собрала российских и иностранных ученых, работающих над проблемами ценностей, доверия и социального капитала, коррупции и неравенства в изменяющемся мире, роли религиозности в политической активности и иным общественным проблемам России и других стран.

Конференцию открыл Рональд Инглхартруководитель Международной лаборатории сравнительных социальных исследований НИУ ВШЭ, который в своем докладе «От классового конфликта до проблем культур – и снова назад?» осветил вопрос усиления экономического неравенства внутри стран, несмотря на появление новых секторов экономики.  На вопрос о том, кто должен быть главной силой в борьбе с экономическим неравенством, Рональд Инглхарт ответил: «Правительства находятся под контролем олигархов, поэтому они не будут этого делать. В США, как и в России, есть конкретные состоятельные личности, которые имеют огромное влияние на принимаемые правительством решения. И я считаю, что их ситуация вполне устраивает. Поэтому и исправляться она должна снизу-вверх, то есть это должно быть какое-то гражданское общество, как например, в политике США, где когда-то большую роль играли профсоюзы. Думаю, требуются такие организации не только в защиту конкретных работников, но рабочего класса в целом. Это в общих интересах, потому что доход стагнирует в последние годы, не только у специалистов со средним образованием, но и у людей с дипломами вузов, а вот у незначительной доли граждан, самой верхушки общества, он сильно вырос». 

 

Причины экономического неравенства между странами осветил Кристиан Вельцель,  профессор ЛССИ НИУ ВШЭ и Люнебургского университета им. Леуфана (Германия): «Географическое положение, политический режим, наличие чистой воды и даже среднегодовая температура – все это оказывает влияние на развитие стран.  Первыми, в период между 1000 и 1500 годами, рывок в развитии совершили страны Северо-Западной Европы, которые находятся в условиях так называемых «холодных вод» - прохладного дождливого климата. Однако в век глобализации, когда информация о передовых странах распространяется свободно, расширение человеческих возможностей становится не столько предначертанным судьбой, сколько правом их выбора. Однако нельзя исключать и влияние политического режима, которое может, как тормозить, так и способствовать развитию».

 

В фокусе исследования Алехандро Морено, президента World Association for Public Opinion Researchбыли политические взгляды, поведение, отношение и представления о демократии представителей разных поколений  в странах Латинской Америки.

«Молодое поколение, в отличие от родившихся во времена недемократического правления, более критично относится к демократическому режиму, - отметил Алехандро Морено.  Возможно, это связано с тем, что они предъявляют к демократии более высокие требования, чем старшее поколение, которое довольно уже тем, что людей не расстреливают эскадроны смерти».

 

Балаш Телегди (Венгерский университет Трансильвании и Бухарестский университет) в своем докладе рассказал об отношении граждан к государству. Его интересовали факторы, которые  оказывают наибольшее влияние на появление  доверия людей государственным институтам.

«Моя гипотеза заключается в том, что существует два основных определяющих фактора. Первый - помощь, которую люди получают от государства, если получаемая поддержка эффективна, уровень доверия возрастает и наоборот. Второй фактор - это коллективная мораль (нравственное поведение, этика) граждан. В случае если государство позволяет, например, уклоняться от налогов и граждане это знают, их уровень доверия к нему падает, но, если они знают, что никто не нарушает правовые нормы и уровень морали в обществе высок – степень доверия к государству возрастает».

 

Эрик Усланер (Университет Мэриленда) представил исследование, посвященное коррупции: «Мы хотим показать, насколько уровень коррупции тесно связан с уровнем образования: чем выше уровень образования, тем ниже коррумпированность страны. Начали изучение с ситуации в 70-е года, но такие вещи не меняются быстро: большинство стран по сей день живут с примерно тем же уровнем образования, который они имели ранее, им действительно сложно наверстать упущенное.  В мире есть всего четыре страны, которые действительно проделали огромную работу с точки зрения образования: Южная Корея, Япония, Финляндия и Италия. В Финляндии повысили уровень образования, чтобы оторваться от влияния Советского Союза. У Японии не осталось выбора – они были вынуждены реформировать образовательную систему после второй мировой войны. Южная Корея после корейской войны тоже была вынуждена доказать свою обособленность, в том числе путём реформирования образования».

 

Изучению процесса принятия судебных решений в многонациональном обществе посвящено исследование Арье Раттнер(Хайфский университет).

«Наличие дискриминации в израильской системе уголовного правосудия предполагается многими, но некоторыми оспаривается. Мы рассматриваем взаимодействие трех субъектов: ответчика, жертвы и судьи. Анализируем исход судебного разбирательства в условиях, когда судья относится к одной этнической группе, ответчик к другой, а жертва к третьей. Имеет ли это какое-либо значение для результата судебного разбирательства?

В данном исследовании мы хотели бы определить, существует ли дискриминация по отношению к арабам, выступающими ответчиками в суде, где председательствует еврей, в случае, если жертва является евреем, либо арабом. Также мы рассматриваем оба возможных варианта выбора судей: судьей выступает еврей, либо судьей выступает араб. В израильско-арабской системе присутствуют также судьи арабского происхождения, и мы хотели узнать, будут ли такие судьи  покровительствовать, как мы могли бы ожидать, ответчикам-соплеменникам? Согласно данным нашего исследования, такого нет! Более того, наоборот: ответчики-арабы сталкиваются с более тяжелым приговором и наказанием со стороны судей – арабов в случае, если жертва – еврей».

 

Эдуард Понарин, заведующий ЛССИ представил исследование, показывающее связь между количеством совершаемых самоубийств и распространенностью религиозных сект в округах США.

«Данные демонстрируют существующую модель связи между процентом конфессий в округе и уровнем самоубийств, с одной стороны, и возрастом конфессии в веках, с другой. Старые конфессии позволяют прихожанам игнорировать некоторые догматы, плохо совместимые со здравым смыслом,  в то же время способствуют чувству принадлежности к сообществу и понижают уровень тревожности. Новые же религиозные движения способствуют возникновению психологической напряженности у прихожан, заставляя их заниматься прозелитизмом, что часто ведет к отчуждению от общества и актуализирует противоречия догматов с общественными реалиями. В частности, те секты, чьи приверженцы более склонны верить в чудеса, оказываются более молодыми и более предрасположенными к суицидам».

 

Арне Каллеберг (Университет Северной Каролины) представил исследование о влиянии нестандартной занятости на восприятие работы и безопасности, экономической нестабильности, на переход к взрослой жизни и формирование семьи.

«До того, как я приехал на конференцию я изучал 5 стран: Германия, Испания, США, Великобритания и Япония. Но основываясь на комментариях, которые я получил на конференции, я думаю добавить Швецию или Норвегию - одну из социально-демократических стран, к своему исследованию. Так что для меня было очень полезным получить обратную связь от коллег», - подчеркнул Арне Каллеберг.

 

Подготовила Елена Грузинская